Чт. Апр 18th, 2024

Андрей Киреев: «Обвинение, основанное на фальшивых доказательствах, будет ждать полное фиаско»

Прокуратура Ульяновской области направила уголовное дело в отношении бизнесмена Куркова в суд для рассмотрения по существу. В деле 15 томов, пять из которых составляют ходатайства и жалобы, требования адвоката Андрея Киреева, представляющего защиту бизнесмена, расследовать факты нарушений, допущенных в ходе следствия. В деле – огромное количество нестыковок, которые так и остались не расследованы, но обязательно будут озвучены в суде в качестве доказательств невиновности Сергея Куркова. Об этом мы поговорили с самим адвокатом бизнесмена Андреем Киреевым, в прошлом – первым заместителем руководителя регионального СУ СК.

— Будучи адвокатом, я полностью уверен в невиновности моего подзащитного, — говорит Киреев. – И будь я в своей прежней должности, давно бы переквалифицировал это дело не в дачу взятки Курковым, а в требование о даче взятки экс-министром здравоохранения области Александром Гашковым. Уголовное дело основано на откровенной провокации, которая была организована в отношении моего подзащитного, а также на основании фальсифицированных доказательств, которые имеются в материалах уголовного дела. Они, в свою очередь, представлены тем самым лицом, которое принимало участие в провокации. Я говорю о Гашкове. Сейчас об этом можно говорить открыто, основываясь на материалах уголовного дела, с которым мы ознакомились. В том числе и с теми, которые все время, пока шло следствие, скрывали не только от адвокатов, но и от суда, и от прокуратуры.

— Обвинение следствия в фальсификации доказательств — это серьезное обвинение. На чем основываются Ваши доводы?

— Во-первых, мы увидели материалы дела, согласно которым в разработке у силовиков находился отнюдь не Курков, а сам Гашков, в отношении которого и проводились ОРМ.Тем самым сначала следствие зафиксировало в рамках ОРМ, а затем в протоколе допроса требования Гашкова к Куркову отблагодарить его, называя размер этой благодарности: «стандартно 10». Это ли не доказательство? При этом, Гашков в ходе допроса заявлял, что якобы самостоятельно проводил аудиозаписи на свой телефон. И тут у следствия начинаются сплошные нестыковки. Причем, начиная с того самого телефона Гашкова, которого, как заявляют следователи, найти не представляется возможным.

— Андрей Владимирович, а разве следствие фоноскопическую экспертизу материалов ОРМ не проводило?

— В том-то и дело, что они должны были отправить данные материалы еще в первые дни на экспертное исследование, но мы этого добились только после многочисленных жалоб и обращений и лишь спустя восемь месяцев с начала следствия. И то далеко не все вопросы со стороны защиты были отправлены экспертам: из 30 вопросов следователь оставил только один.

— Но аудиозаписи разговоров Гашкова с Курковым все-таки существуют, и именно на них ссылается в обвинение следствие. Вы привлекали каких-либо специалистов для проведения исследований аудиопрослушки?

— Бесспорно. Специалист, который анализировал все эти записи, установил, что все они сделаны на одном устройстве. И это был отнюдь не телефон, который по документам следствия, якобы потерян и установить марку и модель которого не возможно. Кроме того, специалист в области лингвистики, проанализировав разговоры, четко отвечает на мой вопрос о том, кто был инициатором взятки: «Предложений от Куркова не поступало»!

На вопрос: кто кого побуждал, склонял к даче взятки, специалист дает ответ: «Гашков». И таких моментов, подтверждающих фактсклонения Гашковым Куркова к даче взятки, достаточно. И что главное, — ни на одной из записей, проводимых в рамках ОРМ, нет слов Куркова о том, что он предлагает Гашкову деньги за какие-то действия. Более того, Курков искренне недоумевает тому, что Гашков требует с него какую-то благодарность в «10 стандартно», полагая, что он итак уже помогает, регулярно выделяя средства на нужды СВО. И после всего этого в допросе Гашкова мы читаем, что тому почудилось, что ему будут давать взятку. Не предложили взятку, а ему показалось. Извините, но это полный бред.

Существует еще и другое заключение специалистов — бывших экспертов Лаборатории судебных экспертиз Минюста, доказывающее, что имеющиеся в деле аудифайлы прослушки – это грубый монтаж из нарезанных кусочков, где начало разговора не совпадает с окончанием предыдущей фразы и мысли. Казалось бы, при таком раскладе все доводы следствия разбиваются, но последнее, несмотря на это, идет до конца на пару с надзорным органом в лице прокуратуры, которая старается не замечать вопиющих нарушений, допущенных в ходе следствия. 

-На Ваш взгляд, зачем нужно было монтировать аудиофайлы?

— Да потому как полный, несмонтированный аудиофайл вообще ставит крест на всей провокации. На аудио вырезан самый важный кусок разговора, который проходил в присутствии сразу трех свидетелей-очевидцев: когда Гашков попросил взаймы у Куркова деньги, 2 миллиона рублей. Поэтому и смонтировали, а потом выдали Гашкову и сказали: «На, иди». Он принес эту запись следствию в ноябре, хотя уголовное дело было возбуждено еще в августе месяце, а первый опрос Гашкова провели ещё в начале июля. Дескать, вот она у меня тут завалялась, возьмите. Вы как себе это представляете?

Когда граждане защищают свои права, чтобы защититься от чиновников, вымогающих деньги, они подобные ситуации записывают, и сразу же вместе с заявлением прилагают запись. А когда запись прилагают через четыре месяца, – это вызывает большие вопросы. На тот момент Курков уже дал следствию все показания: когда, какого числа, о чем и на какие темы говорили. В том числе, и на тему Дадианова, который за год до этих событий приходил к Курковудомой и предлагал дать сначала Гашкову 40 миллионов рублей за его назначение министром. С тем, чтобы впоследствии Гашков передал эту сумму Кучицу. Дадианов предлагал Куркову записать обоих на диктофон и видео с тем, чтобы вместе держать чиновников на крючке. Курков категорически отказался принимать участие в этой гнусной провокации. Меж тем, Дадианов этими же ногами побежал к Кучицу и перевернул ситуацию с ног на голову. На всех встречах с Гашковым, что находятся в материалах уголовного дела, Сергей Курков требовал, чтобы Дадианов принес ему свои извинения в присутствии Гашкова и Кучица, тем самым пытаясь поставить точку в разногласиях между ним и чиновниками минздрава.

—  При наличии зафиксированных в ОРМ результатов о требовании должностным лицом взятки, почему-то вдруг все пошло по другому сценарию? Почему взялись за предпринимателя?

— C учетом тех материалов ОРМ, что у нас на руках и заключений, связанных с техническими вещами, которые мы получили на руки от специалистов – бывших экспертов Минюста, мы можем сейчас четко сказать, что в этой провокации участвовали не только Гашков, но и те, кто давал ему спецоборудование. Подозреваем, что все они -одни и те же лица, которые в свое время устраивали Дадианова по фальшивым документам в региональный Минздрав. Благодаря экспертизе мы установили устройство, на котором производились все записи. Это одно и то же устройство. То есть никаких записей на телефон, о чем заявляет Гашков в ходе допроса, не было. И это одно из звеньев целой цепочки лживых доказательств, которые легли в основу обвинения. Интересный момент: когда мы прочитали один из допросов Гашкова, то половина из него была посвящена одному из заместителей прокурора области. Более того, Гашков указывает на то, что он записывал его. Я не могу вообще припомнить подобного, чтобы какой-то там чиновник записывал областного прокурора или его зама. Тогда встает вопрос, а как это оборудование у Гашкова вообще оказалось? Он что, агент какой-то, чтобы месяцами с утра и до ночи ходить со звукозаписывающим устройством?

— Как Вы думаете, зачем Гашкову нужно было все это? 

— Он почему-то считал, что все уголовные дела, которые возникли весной 2022 годав минздраве, в том числе по пульсоксиметрам и тест-полоскам, были инициированы Курковым и Куринным, хотя эти два человека много лет вообще не общались. Гашков шел на встречу с Курковым для провокации как проинструктированный агент. И второе: отдельным личностям очень хотелось устранить Куркова и его фирмы как одного из главных конкурентов на рынке поставок медицинского оборудования. И именно это, по всей видимости, было главной задачей. Вот и все.

— Насколько мне известно, Вы неоднократно обращались с жалобами в Генеральную прокуратуру и в СК России на нарушения, которые были Вами зафиксированы в ходе следствия.

— С ноября  прошлого года я требовал от следствия провести экспертизы материалов ОРД, выделить действия Гашкова в отдельное производство, который  свою же просьбу дать ему денег взаймы представил как дачу взятки, что являлось явной провокацией. И когда через два-три месяца я начал писать обращения Генеральному прокурору, тогда что-то сдвинулось с мертвой точки. Но что сделало наше ульяновское следствие? Накопировали кучу материалов и благополучно выдали отказ от возбуждения уголовного дела. Якобы Гашков чистый, белый и пушистый. И с этим решением согласилась, в том числе, прокуратура области. Даже, несмотря на то, что эксперты ЭКЦ УМВД в описательной части заключения заявляют, что признаки вмешательства в аудиозаписи ОРД присутствуют. Какой должна была быть после такого заключения  реакция прокуратуры? Если это монтаж, то это фальсификация доказательств по особо тяжкому преступлению, которое повлекло за собой предъявление обвинения Куркову. Казалось бы, остановитесь, выделите материалы, проведите дополнительное тщательное расследование по факту возможной фальсификации доказательств. Но нет, заявили, что не усматривают основания для проверки. И эта позиция была поддержана не только руководством следственного управления, но и надзорным органом. Есть по делу и целый ряд других фальсифицированных доказательств, которые мы предъявим в суде в качестве защиты.

— Ну то, что прокуратура на стороне следствия, явление обычное…

— Да, но обвинение, основанное на фальшивых доказательствах, будет ждать полное фиаско.